March 29th, 2015

Luna

Мой Крым. "Право народа"

1. Вы, конечно, помните [да что там, давно забыли] историю о том, как несколько сот крымчан, больных наркозависимостью и получавшие, по законам и медицинским инструкциям Украины, заместительную терапию в клиниках полуострова, перешли в юрисдикцию России и были лишены лечения? Потому что в России даже доктора физматнаук считают, что лекарство от наркозависимости - это кандалы, побои и чеснок. А уж законодатели давно поставили заместительную терапию в один ряд с геями, заграничным усыновлением и прочими нарушениями постановлений VI Трулльского Собора.

Очень, мне кажется, показательная история. "Все, что вы хотели знать о Воссоединении, но боялись спросить". Давайте я вам расскажу еще несколько, исключительно таких, свидетелем которых был я сам или свидетелями были лично знакомые мне люди. Collapse )

2. Слишком много сил вложено в дискуссию, является ли крымско-севастопольский референдум легитимным (не является; есть четкие доказательства, что как минимум в Севастополе голоса просто не считали, а составили протокол заранее; кроме того, первичные документы так и не опубликованы, так что референдума считай что и не было). Но гораздо более важно понять, с какой точки зрения - правовой или моральной - его результаты (произойди он в реальности) могли бы быть значимы. Кстати, случись в будущем "референдум о бутерброде" - нам таки придется иметь об этом свое суждение.

Право переплетено с моралью, но для удобства анализа их надо разделить. Collapse )

PS. У почти каждого из крымских и российских дураков и негодяев есть личные извиняющие обстоятельства, делающие их, зачастую, жертвами тоже. Мы это примем во внимание и поговорим об этом - ПОСЛЕ того как бутерброд... после того как будут восстановлены в правах и реабилитированы жертвы их глупости и негодяйства. Не раньше.
Mak

Еще про "научно-техническую [не]интеллигенцию"

Я уже писал недавно, что научные работники и капитаны (а также лейтенанты) индустрии заменили в СССР/России интеллигенцию. Замена эта очень и очень посредственная, потому что эти люди не получили общего, гуманитарного или социально-этического образования, сопоставимого с гимназией или "общим колледжем". То есть, в сущности, они просто автослесари, только с чистыми руками.

Конечно, среди них - а также и среди автослесарей и колхозников - встречаются интеллигенты от Бога, с врожденным моральным чутьем и гуманитарной интуицией, но как класс ни те, ни другие интеллигенцией не являются.

Но на самом деле все еще хуже.

Вот это самая "случайная" или "от Бога" интеллигентность довольно сильно коррелирует с профессиональным уровнем (чем вернее рука у автослесаря или чем ближе к нобелевке вклад физика, тем больше шансов, что он и в обществе понимает, и в красоте, и с совестью все в порядке). Именно коррелирует, исключений пруд пруди, но закон таков.

Но, как известно, в 1990-е научно-технических работников России изрядно проредила шумовка эмиграции (и отчасти продолжает этот процесс сейчас). Причем речь идет о статистически очень значимых величинах - от процентов до десятков процентов, в зависимости от специальностей. И кто же уехал, а кто в России остался?

- Уехали наиболее востребованные (т.е. высокопрофессиональные), остались менее профессиональные (а значит, В СРЕДНЕМ, менее интеллигентные).

- Уехали те, кого больше манил Запад, т.е. более толерантные к чужим языкам и культурам, остались менее толерантные к языкам и культурам (а значит, вероятнее всего, и к политическим практикам Запада).

Мало кто смог пробраться через два этих фильтра сразу.

Ну и наконец, был и третий фильтр, тоже по признаку профессиональности. Наиболее профессиональные среди оставшихся не могли получить сколько-то адекватной платы за свой труд иначе, чем через административно-научные посты. Зарплата "беспартийного" ученого (при регалиях, но не при руководящей должности) лишь немногим больше уборщицы и почти всегда меньше зарплаты секретарши в деканате/дирекции. То есть, лучшие из оставшихся были оттянуты на государеву службу, в царедворцы и виночерпии. Дальнейшее можно назвать добрым словом "лояльность", а можно - "стокгольмским синдромом".

А что осталось - то осталось. "Крым наш, куда они без нашей нефти, Европа загнется без нашего необъятного рынка, американцы не могут воевать без теплого душа, был я в этой загранице - сплошные муслимы всюду". Ин-тел-ли-ген-ция.

ЗЫ. Завершение цикла будет про зиц-гуманитариев. Чтобы никто не ушел обиженным.