November 16th, 2014

svoboda

Про Эхо

Я не люблю Эхо Москвы, меня тошнит от их стилистики, их идеологию я по совокупности считаю вражеской и почти неотличимой от кремлевской. Но.

Читатель ждет уж рифмы "за ваши убеждения я готов". Так вот нет.

Официальное, разрешенное, цензурируемое лично Николаем 1 Путиным радио - это линия обороны. Ни за что, что позволено говорить в эфире Плющеву или писать на сайте Пархоменко (и увы, позволено говорить фашистке Латыниной) - обычного блоггера или болтуна в курилке нельзя посадить по 280-282. Они отграничивают зону разрешенного. Не конституция, по которой якобы "свобода слова" и "цензура не допускается", а факт разрешения Путиным лично Венедиктову, Мирскому, Корзуну... Эхо закроют - и назавтра, просто завтра наутро за слова "ВОЗМОЖНО, Боинг сбили по ошибке ополченцы" будут давать срок за "возбуждение вражды и ненавсити по национальному признаку", а за "Путина хмуро встретили на G20" - срок за экстремизм. Да, за сказанное в бложике или по время чаепития на работе.

Черчилль говорил в июне 1941, что если Гитлер вторгнется в ад - он выступит в Палате Общин в защиту Люцифера. А на Эхе так даже не черти, просто люди. Толстые каэспешники.

И сейчас они держат фронт за нас всех.
Luna

Вежливые люди в Брисбене.

Оригинал взят у npubop в Вежливые люди в Брисбене.
Вот он и вышел в открытый мир. И выхватил, наконец, по щам.
А почему раньше не выхватывал? Потому что был силен? Потому что уважали?

Да, уважали. Не его лично, а страну. Право каждого быть равным среди равным. Иметь амбиции, но быть достойным.

Теперь понятно, почему этот человек не вступал ни разу в открытую дискуссию, в дебаты, внутри страны, когда были еще оппоненты?



Потому что надо уметь держать удар. Держать лицо. Держать осанку, в конце концов.Это не тот случай, когда имеешь безнаказанную возможность осадить собеседника скабрезностью, или тычком-манипуляцией, или развалившись самодовольно, разглагольствовать перед своей верной ватной аудиторией, или вещать крымские речи перед сервильными зомби.

А эти выпускники колледжей и университетов, эти опытные жители студенческих кампусов, среди которых он оказался в Брисбене, они умеют устраивать темную. Они не добренькие, эти нелепые улыбчивые англосаксы, и скромные, лукаво потупившиеся азиаты, и такие, расплывающиеся добродушием, рахат-лукумные арабы.

Collapse )

Все-таки не зря мне мои московские друзья, скрипя зубами, но все же честно говорили еще в июне, что харьковские фанаты нанесли удар не в бровь, а в глаз.