January 29th, 2014

gagarin

Ленинградская блокада и "преимущества мобилизационных режимов повышенной духовности"

(Вынос из комментов)

Ортодокс-коммунисты и имперцы/сталинисты любят тезис, что при некоторых недостатках сов. строя и ему подобных "мобилизационных режимов" у них есть грааамадное преимущество: концентрация сил на небольшом важнейшем участке ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ. Захотим - и все силы соберем на войну. Захотим - на космос и атом. Ура, ура.

Забывают же об очевидном последствии: общественные задачи, не включенные (причем персонально самым высшим руководителем, уровнем ниже такие решения не принимаются) в список "самого высшего приоритета, любой ценой" - не решаются ВООБЩЕ НИКАК.

Именно это и случилось в Ленинграде в 1941 году: скрипучая машина снабжения населения (низкоприоритетная задача) катилась по инерции, и вдруг немцы блокадой и бомбежками нарушили ее логистику. Нужно было принимать ответственные решения - переориентировать поток грузов на новые виды транспорта (водный и автомобильный), строить новые склады, подъездные дороги, привлекать ведомства, ранее не задействованные в проблеме (военных). Поскольку эта задача никем не была включена в список получающих неограниченные ресурсы ("любой ценой") - она не получила никаких.

Как только в январе-феврале 1942 Сталин приказал включить эту задачу в список решаемых "любой ценой" - она была быстро и почти образцово решена (с февраля поток снабжения шел на уровне примерно Москвы).
gagarin

Олег Кашин - коротко, но исчерпывающе

gagarin

Блокада и оборона города русской славы

Кроме Ленинграда, про который тема "сдать" осложняется тем, что взять его никто (вроде бы) не предлагал, так как (якобы) Гитлер запретил, есть еще несколько (много) городов, которые сдать как раз предлагалось, да не сдали. Ближе всего к Ленинграду лежит тут пример Севастополя - который тоже был в блокаде (несравненно более плотной).

Оборона Севастополя происходила под знаком такого астрономически-математического фактора: в темное время суток Красный Флот, деликатно говоря, господствовал на море (точнее, никаких других флотов просто не было). В светлое - над морем господствовала немецкая авиация (по крайней мере в зоне возле Крыма). Соответственно, зимой флот проводил транспорты с грузами и войсковыми пополнениями. Ближе к весне - стали успевать за ночь оборачиваться только быстроходные военные корабли, под конец только эсминцы. Наконец, с установлением долгого летнего дня, Люфтваффе перерезали ручеек, и Севастополь пал.

Отвлекаясь даже от судьбы гражданских, встает вот какой вопрос - а что, если бы с приближением светлого времени (расчет тут несложен, и моряки могли его без труда сделать) - вместо присылки обреченных пополнений начали бы вывозить войска? Сколоченные, обстрелянные, накопившие боевой опыт части - на Большую землю и потом на другие фронты, где разворачивалось жуткое, страшное, поставившее страну на грань второго поражения Великое Отступление 1942 года? Да, погибшие (и сдавшиеся в плен) в Севастополе бойцы унесли с собой на тот свет некоторое количество агрессоров - но несравненно меньше, чем если бы они же сражались не в окружении и без нормального срабжения, а в составе организованных, чувствующих локоть товарища фронтов. А тем временем на тех фронтах бросали в бой пополнение без нормального обучения...

Я не хочу навязывать выводы и даже сам их делать; но складывается впечатление, что в 20 веке в России сформировалось особое военное искусство... антиискусство... - отрицающее аксиому соразмерности собственных усилий и урона, причиняемого врагу. Урон, причиняемый врагу, полагается самоцелью, абсолютной, стоящей любых потерь и усилий. И это мышление распространилось из военного дела во всю русскую культуру.