September 28th, 2013

gagarin

О причинах скотства

Ах, как же так, Алешковский, как он мог...

Никто при этом даже не вспоминает, как Аксенов поддержал чеченскую войну, какую ахинею нес покойный (ну, тогда еще не совсем, но это не важно) Солженицын, да десятки таких примеров.

Дело в том, что после антикоммунистической революции образованное общество дало себе карт-бланш на антикоммунистическое скотство. Приемлемым, моральным и "принятым в приличных домах" стало все, чего не одобрял (а чаще якобы не одобрял) СССР и Кремль. Пиночет? Отлично! Фоткаемся с Пиночетом. СССР ругал Израиль? Значит, Израиль всегда прав (даже когда он не прав). Ленин был за право наций на самоопределение вплоть до отделения? Вбомбить Чечню в каменный век! Большевики ущемляли РПЦ? Отдать РПЦ библиотеки, музеи и больницы, сгноить "кощунниц" в лагерях! Левое искусство, да еще и с левыми идеями, а не только формой? Да нехай сдохнут.

Вот так докатились до апологии ельцинского вооруженного переворота сентября-октября 1993 года. Не надо путать страх той осени, когда запуганные люди кричали "убейте их, а не меня" (как узники Оруэловской "комнаты 101"), и идейное и принципиальное одобрение передачи власти в России чекистам и генералам. Потому что там "коммунисты" (кто???), а тут "русские офицеры".

Интересно, все наше поколение должно вымереть, чтобы это скотство ушло?

ЗЫ. Уж совсем вбок, но замечу, что тут есть важный классовый водораздел: большая часть советского народа воспринимала перестройку и антикоммунистическую революцию, напротив, как способ западными, рыночными инструментами достигать ("как в Европе") прежнего идеала социальной справедливости - то есть, для них это была революция инструментов при сохранении ценностей. Среди верхнего класса, напротив, была сильнейшая ненависть к хоть сколько-то левым (левее Пиночета) ценностям при равнодушии к рыночным и демократическим инструментам. Вот это нам расхлебывать еще долго.