June 27th, 2013

gagarin

Не ответ, а вызов, или Обгон справа

Почти общим местом является утверждение, что поток безумных законом, обрушившихся на страну, является ответом испуганной власти на события зимы 2011-2012 года. Однако есть ряд важных пробелов в этой картине.

Посмотрим, например, на гомофобный закон. Он вписан в общую структуру крайней архаической реакции (с элементами ложной, т.е. фашистской, реакции) - составляет часть "движения за семейные ценности" и т.п. Однако, как хорошо известно, этот закон следует по стопам аналогичных актов Рязанской области и Санкт-Петербурга. Более важно, что в январе 2010 года Конституционный Суд рассматривал жалобу на Рязанский закон и отклонил ее (Определение Конституционного Суда РФ от 19.01.2010 N 151-О-О).

Ключевыми для толкования конституционного законодательства РФ о правах человека являются пункты 2 и 3 статьи 55 Конституции РФ. Процитируем их:

Статья 55

2. В Российской Федерации не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.

3. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.


Конечно, сочетание этих двух пунктов производит на новичка в российском праве сильное впечатление:

Пункт 2. Нельзя издавать законы, умаляющие права человека.

Пункт 3. А впрочем, можно умалять их федеральным законом, если найдется хоть какая-то, самая мелкая причина.


Однако, после "вычитания" п.3 из п.2 получаем позитивный результат: права человека, описанные в Конституции, не могут быть отменены или ограничены никаким правовым актом, кроме Федерального Закона.

(В польской черной комедии "Килер" министр внутренних дел Польши кричит на комиссара полиции: "Конституция Польской республики запрещает бить задержанного на первом допросе!") Collapse )
gagarin

aptsvet пишет

http://inliberty.ru/blog/transatlantic/3809/

Представители федеральных властей уверяют, что программа слежки помогла предотвратить теракты, и что откровения Сноудена нанесли ей непоправимый ущерб. Вполне возможно, что это и так. Если, к примеру, в целях борьбы с преступностью ввести комендантский час, преступность наверняка снизится, а если мы коллективно будем его игнорировать, вред борьбе с преступностью будет несомненным. Никто физически не пострадает, только гражданские свободы уплывут со спущенной из бачка водой. Но есть еще и такое соображение, как соразмерность целей и средств. Общеизвестно, что с преступностью проще всего бороться тоталитарным государствам, где она полностью национализирована. Террористы, с которыми, не щадя нашей частной жизни, борется NSA, одержат окончательную победу именно тогда, когда восторжествует бронированное государство национальной безопасности.