June 17th, 2013

gagarin

Сюжет

Оригинал взят у imfromjasenevo в Сюжет
А то кольцо с брильянтом Путин уже давно подарил любовнице [любовнику] из Лондона, и теперь, чтобы не запалить шефа и вернуть подарок хотя бы в госхран, туда мчатся на бентли 4 верных друга из ФСО через всю Европу, а по дороге им строят козни ЦРУ, Моссад и даже СБУ.

gagarin

Сергей Волков "В зоне молчания"

http://newtimes.ru/articles/detail/67921

Как говорить с подростками после принятия закона о запрете гей-пропаганды

Автор — педагог, главный редактор журнала «Литература», доцент факультета филологии НИУ ВШЭ, преподаватель Школы-студии МХАТ, член Общественной палаты РФ и Общественного совета при Минобрнауки.

(...) Какое отношение этот закон имеет ко мне, отцу вполне традиционного, с точки зрения авторов закона, семейства? Прямое. Я — учитель школы. Я — преподаватель вуза. Я — редактор журнала для учителей и преподавателей. Я — член Общественной палаты. И меня читает в фейсбуке больше двух тысяч человек, в том числе и подростки. Произнесенное мной слово перестает быть словом частным, то, что я говорю и пишу, можно будет при желании расценить как пропаганду. Видите, я уже на шажок к этому закону приблизился… Кроме того, основной мой контингент — это подростки, несовершеннолетние и люди, которые с ними работают. Вот и второй шажок… И мне очень хочется выяснить некоторые нюансы закона, чтобы постараться не попасть в его ловушки.

В законе говорится, что наказуемой пропагандой будет считаться распространение информации, направленной на формирование у детей нетрадиционных сексуальных установок, привлекательности таких отношений, искаженного представления о социальной равноценности традиционных и нетрадиционных отношений, а также навязывание информации, вызывающей интерес к таким отношениям. О’кей.

Значит ли это, что если я считаю моего ученика нетрадиционной сексуальной ориентации (а с такими сталкивался и я, и многие другие педагоги — знаю не понаслышке) нормальным и желаю ему в будущем реализовать себя так, как он хочет, я подбираюсь к опасной грани противозаконного?

(...)

И последнее. Гомофобно настроенные люди в качестве одного из самых сильных аргументов в свою пользу используют такой ход: «Ты хочешь, чтобы твоего собственного сына совратил гей?» Отвечаю. Я не хочу, чтобы моего сына совращали. Неважно кто — тетенька или дяденька. Я хочу, чтобы он сам разобрался, чего он хочет, и чтобы у него произошло то, что должно произойти, так, как он сам пожелает. Или как они пожелают с тем или теми, с кем это будет происходить. И чтобы он знал, что в любой момент я готов с ним говорить и его принять. Или что есть другие взрослые люди, которые готовы это сделать.

А вот чего я очень не хочу — это чтобы он ломал себя в угоду большинству и его законам и не имел возможности быть самим собой. Или чтобы он остался без помощи людей, которые могли бы ее подать, но предпочтут промолчать — под страхом наказания.