April 29th, 2013

gagarin

Вот как люди после такого могут оставаться в френдах, а? Юмористически комментировать?

Под замком, поэтому не даю ссылок и убираю персоналии, впрочем, кому надо узнает:

Как ни посмотрю на [Френда1], [Френда2], [Френда3], так и утыкаюсь в круглое бабье лицо. У меня никаких претензий, просто вот именно этот тип лица у мужчин кажется вырожденческим. Это такая российская карма? Или другие умные там не выживают?

Мне кажется, женщинам и мужчинам с любым типом лица после такого оставаться в друзьях там должно быть - ну примерно как обмениваться шутками с антисемитом, нет? (антисемит в этом журнале тоже есть, не френд, но всяко привечают)

UPDATE ПОСТ, КАЖЕТСЯ, СПРЯТАН ПОД ГЛАЗ (ИЛИ ТОЛЬКО ОТ МЕНЯ) Если это шаг к тому, чтобы признать неправоту - шаг в правильную сторону; мне кажется, уместны еще два: сказать "я была неправа" и одернуть, наконец, подонков, резвившихся в поддержку.
gagarin

Сапожник без сапог, мифовед в объятьях мифа

По наводке Д.Эйдельмана прочитал неплохую статью:

«Все языки одинаково древние или одинаково современные»
Мифологическое сознание заставляет нас полагать, что наш язык самый древний. О том, так ли это, рассказывает д. ф. н. Дмитрий Гудков


Неплохой ликбез на тему о том, что такое миф (очень нужный в условиях, когда подавляющее большинство образованных людей думают, что это либо "сказка", либо "врака"), плюс обзор мифов, связанныхс национальной идентичностью и национальным языком.

Тем более смешно, как автор старательно (зачеркнуто) садится в лужу по типовому для русского либерального интеллигента вопросу:

При негативной идентификации представители определенного сообщества интегрируются по принципу «мы не такие, как…», противопоставляют себя иному сообществу.

Ярким примером этого является, скажем, старательно конструируемый в последние годы украинский национальный миф, для авторов которого значимо «быть не такими, как русские» (характерно название книги экс-президента Л. Кучмы «Украина не Россия»), доказать, что так было всегда, испокон веков.


Между тем, совершенно понятно, что ничего мифологического в констатации актуального политического, языкового и этнокультурного различия Украины и России нет. В "испоконности" - конечно, есть в силу мифологичности самого этого понятия, но в заголовке книги Кучмы - упомянут ТОЛЬКО бесспорный научный (политологический, лингвистический и этнографический) факт.

А вот противостоит ему миф о разлученных злоумышленниками народах, о выдуманном "австрийским генштабом" языке, о диалектном единстве на пространстве от Перми до Львова. И очень характерно, что автор (очевидно, невольно) солидаризовался с этим мифом.

Кстати, об "испоконности" еще. Тут редкий случай, когда простой ответ возможен: до монгольского ига, разумеется, не было ни России, ни Украины. С его начала - на несколько сот лет непрерывность географического, языкового и культурного пространства восточных славян прервалась, а после восстановления этих контактов можно уже бесспорно говорить о двух совершенно отдельных народах.
gagarin

Раз уж пошел разговор о мифах: Российская империя и расовый антисемитизм

Не раз и не два слышал от неглупых людей, что в РИ не было дискриминации ЕВРЕЕВ, а была дискриминация ИУДЕЕВ, любой еврей, принявший христианство - получал все права.

Нуну. Вот обширная (перекомпонованная) цитата из мемуаров протопресвитера Императорской Армии Шавельского (вообще важного источника по истории революции и 1 мировой). Выделения мои.

В бытность мою священником Суворовской церкви, к числу самых усердных богомольцев, посещавших эту церковь, принадлежала семья статского советника Лихтенталя.

Она состояла из мужа, чиновника министерства путей сообщения, жены и четырех детей: двух мальчиков и двух девочек. Отец являлся в церковь сравнительно редко, но мать с двумя мальчиками и младшей дочерью не пропускала ни одной службы. (...)

Летом 1916 года, в один из моих приездов в Петроград, ко мне явился юноша, в котором я с трудом узнал своего прежнего любимца — старшего Лихтенталя. В это время он был студентом Петроградского Политехнического института. Лихтенталь прямо начал с того, что он пришел ко мне, как к «своему батюшке», и что только я один могу помочь его горю. А горе его заключалось в следующем. Он желает поступить в военное училище, а его младший брат, окончивший в этом году курс среднего учебного заведения, — в Военно-медицинскую Академию. И тому, и другому отказано в приеме, ибо отец их — крещеный еврей. Они просили военного министра, — тот тоже отказал. (...)

Сообщение моего любимца об его еврейском происхождении явилось для меня совершенной неожиданностью. Я знал эту семью в течение десяти лет, всегда любовался их искренней набожностью, скромностью и вообще прекрасной настроенностью; несколько раз у них на квартире служил молебны; знал, что глава семьи — статский советник. И вдруг эта семья оказывается не имеющею всех прав российского гражданства.
Неудача, постигшая его сыновей, совсем обескуражила старика.(...)

— «За что карают моих детей? — писал он мне. — Если я виновен в том, что родился евреем, пусть наказывают меня. Но за что страдают мои дети? Я честно служил Родине, я и детей своих воспитал честными, русскими. И теперь кладут на них пятно, лишая прав русского гражданства. Помогите снять с них этот позор! Облегчите мою душу!»


Хорошо они там развлекались в разгар решающей войны. Поделом козлам.