April 9th, 2011

gagarin

Основной закон религии и атеизма - Shit happens

Такие дела, значит.

Во времена моей молодости была такая "Литературная газета", "основанная А.С.Пушкиным", орган Правления Союза Писателей СССР и парткома СП СССР. В ней было 16 страниц, с 1 по 8 - литкритика и литобозрение. Никто никогда этих страниц не читал, а кто читал - те уж в земле сырой (от тоски). Т.н. Вторая Тетрадь открывалась (9-я стр.) острыми, боевитыми материалами, разоблачающими диссидентов, верующих всех конфессий, отступников от дела коммунизма в зарубежных, продавшихся капиталу компартиях (т.н. "еврокоммунистов" - от слова "европейский", а не того, что вы подумали). Жыдов, впрочем, тоже разоблачали. Да, надо понимать, что из остальных газет и других СМИ (кроме зарубежных "голосов") советский человек не мог узнать о самом факте наличия диссидентов, религиозных активистов, еврокоммунистов и т.д. - зачитывали до дыр.

Завершалась Вторая Тетрадь страницой йумора. Юмора, не построенного по модели "прогульщик Иванов напился пьяным и угодил в кутузку - хахаха" - тоже не сказать чтобы много было в тогдашних СМИ.

А между этими страницами - были 6 страниц об экономике (именно там впервые были произнесены слова о том, что на 1% земель, находящихся в личном пользовани колхозников - приусадебных участках - вырабатывается около 30% с/х продукции), юриспруденции (с обсуждением подлинных судебных дел и реальных правовых коллизий)... В общем, это была, видимо, единственная газета, которую читали не из-под палки.

Это все была очень длинная преамбула к преамбуле. Собственно преамбула вот: как-то раз, комментируя уголовное дело, в котором явно невиновного человека засудили за аварию со смертельным исходом, крупный юрист сказал: общественное мнение не поймет, если за смерть человека никто не ответит, поэтому выживший участник аварии всегда признается виновным, даже если формальная ответственность полностью на погибшем участнике.

С тех пор многое изменилось, как мы знаем, результат разбора ДТП зависит уже не от того, кто выжил, а кто погиб, а от того, кто работает в более приближенных к Кремлю, Лукойлу или Единой России структурах, а если никто не работает, то у кого больше там родственников, а при прочих равных - у кого кошелек толще. Но не изменилась народная психология: в случае любой эмоционально напрягающей беды (особенно связанной с ребенком) мы хотим, чтобы у события был виновник, и чтобы по возможности чтобы он был наказан, но в крайнем случае - даже если он отмажется - лучше так, чем без злого умысла.

Если ребенок умер от болезни - лучше всего распять участкового педиатра. Но даже если медицинская мафия дружно встанет стеной и докажет, что тетка-лечилка "не виновата" - жить с сознанием, что "врачи все заодно, покрывают убийц" - проще, чем с тем, что на невинную душу пал черный жребий. Авария - лучше, чтобы выжившему водиле впаяли 10 лет, но сойдет и "ну, у него тетка замужем за бывшим депутатом райсовета от ЕдРа, в нашем государстве такие могут убивать безнаказанно".

В недавней, к счастью, "учебно-тренировочной" трагедии (но ведь все понимают, что мальчик Витя прошел по краю смерти, что трагедия ПОЧТИ произошла, и в сознании близких особенно), эта "рационализация беды" была явлена очень ярко тремя "партиями", практически готовыми вцепиться в горло друг другу:

- "надеюсь, Вы его крепко выпорете, чтобы больше не думал...": виновник беды - Витя, его надо наказать и тем рационализировать беду (едва ли не самый страшный вариант реакции: если и не в данном случае, но побег - свидетельство психической неустойчивости, и применение этого рецепта может вести к уже не учебной, настоящей трагедии)

- "мамаша запугала ребенка до того, что голод и холод подворотен был менее страшен, чем рассказать матери о школьной проблеме"

- "б****-училка, голову оторвать, отобрала мобилу, не отобрала бы, ничего не случилось бы"

Первый вариант рационализации, видимо, выбирают люди, ориентирующиеся на голую репрессивность: выбрана жертва, заведомо безответная. Второй и третий - в зависимости от того, какая детская травма была сильнее - семейная или социальная. Ну и по политическим убеждениям, конечно: русские люди постсоветской эпохи живут войной всех против всех, делая исключения только для своей семьи, ну и все никак не могут наесться тридцатью сортами сыра, отчего истерически влюблены в свою Священную Частную Собственность.

Между тем, стоит помнить, что главный закон Религии (не конфессии, а Религии - связи между человеком и миром) - Shit happens. Тех, кто его не усвоил, я бы не подпускал к более сложным догматам, вроде Трехипостасности или Естественного отбора.
gagarin

Дети уходят из дому

Я ведь тоже как-то уходил из дому. В 4+ года, забрав с собой товарища 3+ лет.

Нет, мобилы у меня никто не отбирал, по уважительной причине - у меня ее не было, и ее еще не изобрели.

Идея была в том, что жизнь проходит мимо, как скорый поезд Москва-Львов "Полонина", а мы еще ничего великого не свершили. При этом, надо сказать, сосед Юра жил во вполне полной семье, не то что я - я-то жил с дедушкой и бабушкой, без родителей, которые жили в Москве по общагам. Ах да, я забыл сказать - дело было в городе Тернополь на Западной Украине, ака файне-мисто.

Так вот, мы решили уйти в леса, жить там и переживать разные приключения. В лесу, кроме приключений, ожидались волки, поэтому мы подобрали большой арматурный прут. Сперва мы несли его по очереди, а потом и волокли волоком - вдвоем. Выйдя из двора нашего дома на ул. Ленина, 23 (ныне ул.Русская), мы пересекли бул. Т.Шевченко (ныне бул.Т.Шевченко) и двинулись по Ленина в сторону водохранилища. Ул. Ленина вела через весь город и выходила к плотине, за которой начинался вожделенный лес (как нам тогда казалось - на самом деле, видимо, лесопарк). То есть это тогда была длиннющая улица Ленина, а сейчас Русская улица быстро переходит в ведущий к плотине и лесопарку проспект Ивана Мазепы... или проспект Степана Бандеры? Нет, все-таки Мазепы, Бандеры - это та часть Ленина, которая ведет к вокзалу.

Тащиться со стальным прутом по Мазепы... тьфу, Ленина до плотины мы зверски устали. На плотине мы долго смаковали свое первое приключение, невозможное со взрослыми - свеситься с перил и разглядывать водопады, падающие с регулировочных щитов на нижний бьеф. Дальше я помню плохо - помню, что добрели до первой лесной лужайки, это помню, кажется, уже потеряв прут, и то ли заснули, то ли еще что.

Бабушка рассказывала, что привезли нас на милицейском козлике поздно вечером. По-видимому, у нас было особо кульное приключение - мы таки набрели на цыганский табор, но настолько усталые, что не осознавали этого! Цыгане изрядно испугались (мы еще не говорили по-украински, так что дело могло пахнуть не только уголовщиной, но и госизменой), и погнали кибитку в ближайшее отделение милиции. Я думаю, что я назвал адрес (я его помнил). Телефона у нас не было (хотя, как я сейчас знаю, это была очень непростая квартира... ну, думаю, СБУ об этом знает), так что нас просто привезли.

Кажется, нас никак не наказали и не ругали даже. Юрины родители, кажется, узнали об эскападе незадолго до развязки, а что бабушка пережила - она мне не рассказывала.

Бонус: http://maps.yandex.ru/-/CBQQ7E4r