January 26th, 2011

gagarin

Потрясающее интервью Дэниэла Кана (via skuzn)

Часть 1 http://booknik.ru/context/?id=34696
Часть 2 http://booknik.ru/context/?id=34702

Мы усвоили после Холокоста два императива: «Никогда не забывать» и «Никогда больше» (Never forget & Never again). И, усвоив эти императивы, люди перестали задавать себе вопросы: «Что именно мы не должны забывать?» и «Повторению чего мы должны препятствовать?» Многие ответят тебе, что «никогда больше» относится исключительно к евреям. Больше никогда евреи не пойдут на смерть, как агнцы на заклание, они больше не будут жертвами. Они должны защищать себя. И это, конечно, правильное прочтение императива, но правильное — с определенной точки зрения, когда ты принимаешь определенные ценности. Но мои ли это ценности? Не знаю. И если мои — единственные ли это ценности для меня? Надеюсь, что нет. Думаю, что урок «никогда больше это не должно случиться с нашим народом» — не единственный, который мы должны усвоить. Конечно, Аушвиц никогда не должен повториться. Ни для кого. Точка. Но ведь мы здесь имеем дело с коллективной травмой. И не только для евреев. Это травма еще и для немцев. Нельзя сравнивать и говорить, будто немцы страдают от пережитого так же, как евреи. Это абсолютно не так. Но травма — не университетский курс. Травма не учит. Холокост — не урок, ни для кого. Это — страшная катастрофа, катастрофа для всех. Мы должны продолжать задавать себе вопросы, потому что… потому что я вижу, как все повторяется вновь. Пусть и по-другому. (...)

И я думаю, что антиисламские настроения в Европе — это и есть антисемитизм. Структурно, исторически, фактически — антисемитизм. Они просто нашли себе других семитов. И очень тревожно наблюдать, как евреи, публичные фигуры, скатываются на такие позиции.

Ваня Жук: Хотелось бы мне увидеть человека, который не согласится с тем, что антиисламизм — новый антисемитизм. Какие у него могут быть аргументы?

— Они говорят, что нельзя сравнивать современных мусульман и евреев, которые жили раньше. Но я этого и не делаю. Конечно, есть огромные различия между еврейской культурой в Европе, еврейскими культурами в Европе перед войной и исламскими культурами сегодня. Они совершенно разные. Но аппарат ксенофобии — тот же. Потому что ксенофобы, маргинализируя евреев, отчуждая их, выселяя и, в итоге, уничтожая, не имели даже представления о том, каковы евреи на самом деле. Они боролись с фантомами, с евреями, созданными пропагандой.

— С виртуальными евреями.

— С виртуальными злыми евреями. И точно так же отношение к мусульманскому экстремизму, джихадизму и так далее основано на фантомах. Это не значит, что их не существует, нет. Но они существует совсем по-другому, на другой стороне, в другой перспективе. Конечно, в исламском обществе есть проблемы — там идет серьезная борьба. Там и экстремизм, и гендерные предрассудки, и репрессии, и лицемерие, и фундаментализм. Но в то же время, например, в исламских странах есть движения за права женщин! Ты знал об этом? Расисты, белые неонацисты во Франции или в Австрии, говорят: «Посмотрите, как мусульмане обращаются со своими женщинами». Но это же бред! В Америке есть люди, которые заявляют: «Мы должны бомбить ту или другую мусульманскую страну, чтобы освободить женщин! Мы должны сделать так, чтобы женщины тоже могли ходить в школы!». Идиотизм.


PS Вот о таких людях я с любовью и восхищением писал в Самом главном постинге.