October 25th, 2009

gagarin

Последний коммент, полученный перед баном

Нечего здесь делать умствующему быдлу
.........................................
.........................................

Администратор гостиницы "Ташкент" посмотрел на мою бронь - с почтением, потом скептически - на растянутый свитер, советские джинсы и нечищенные башмаки, с удивлением и непониманием на стопку лент для ЭВМ под мышкой (я привез очередной релиз САПР и АСУ промышленной вентиляции для республиканского ГИВЦа), вздохнул и принялся оформлять. Пожилой даме "европейской наружности" пришлось вытащить из загашника какие-то совсем уж было припрятанные номера, и он сказал - а, отдавай, все равно пока бригада главментов живет на всех этажах, нормальные жильцы боятся селиться. А если Сам (однми губами была произнесена односложная армянская фамилия бригадира следователей) затребует еще номера - ну, мы молодого человека вежливо попросим. Например, в "Интурист" переехать.

Там я и жил, пока меня действительно не попросили (и я перехал в это царство англоговорящих официантов, бакинских кондициционеров и прочего бетонного комфорта) - но пока я жил в сталинской громаде, и когда утром уходил на работу в ГИВЦ - через шесть кварталов глинобитных мазанок, мимо всегда живых арыков с серебристой водой, и когда приходил, ставил чайник и брел в тапочках в дежурный буфет за самсой, и когда спал - в свои, неведомые часы за стенами муравейника отдыхали и набирались сил для нового трудового усилия бойцы Бригады, командиров которой не полагалось в Ташкенте называть вслух.

И среди них - где-то на этом этаже или этажом выше, или двумя выше - был мой будущий недолгий и несчастливый журнальный собеседник и взаимный френд.