June 9th, 2009

gagarin

Насчет дела Ермаковой

Я вам, дорогие мои (вы знаете, кому это я) скажу так: когда вы перечисляете, какая Ермакова преступница и злодейка - вы себя сечете, на самом деле. Разговор о том, должны ли беременные женщины и небеременные люди обоего пола, не имеющие никаких шансов сбежать, запугать или убить свидетелей, сидеть в тюрьме до суда - разумеется, касается "злодеев и преступников". А вы что думаете, мы еще будем обсуждать, должны ли НЕВИНОВНЫЕ сидеть в этих камерах смерти?

У меня есть список "нравственно очевидных политико-правовых аксиом". Довольно большая часть этих аксиом, как я с печалью убеждаюсь, аксиомы далеко не для всех даже моих френдов (например, борьба с "нелегальной иммиграцией" аморальна и позорна). Но до недавнего времени мне казалось, что принцип обвиняемые до вынесения приговора не должны сидеть в тюрьме, кроме строго определенных случаев (к которым очевидно не относятся медицинские ошибки и "нарушение правил лицензирования") - вне сомнения, а отрицающие его - по ту сторону добра и зла.

Похоже, я очередной раз ошибся:-(
gagarin

Журнальный лытдыбр

Я злой, и память у меня хорошая.

Через год будет интересно узнать, кто из жежешных "военных историков", из более порядочных, осудивших указ о фальсификации, откажется, скажем, участвовать в одних сборниках с теми, кто этот указ и соотвествующий закон лоббирует, с членами комиссии по фальсификации, да хотя бы воздержится давать положительный отзыв на их работы ("антироссийских фальсификаторов" я, естественно, "военными историками" не называю, они такого оскорбления не заслужили).

Имею гипотезу, что ни один.
gagarin

Я видел генералов - они пьют и едят нашу смерть

Дорогие мои (вы понимаете, к кому я обращаюсь), вы сами кормите себе на голову евсюкова. Тем, что зовете его разобраться "с негодяями".

Я могу понять человека, у которого условный "чикатило" отнял ребенка. По уму, хорошо было бы ему самому отловить чикатилу да и убить (а совсем хорошо, чтобы нас окружали Швейцария, горный воздух, сплошные французы, вежливая компетентная полиция и справедливый суд). Но не у всех получается - по физическим или моральным причинам. И тогда они идут, в страхе и отчаянии, кто к Дону Корлеоне, кто в евсюкову - помоги!

Но если ты имеешь дело не с нестерпимой личной болью, а с общественной проблемой - решать ее через посредство Корлеоне или евсюкова - по меньшей мере неразумно. Мягко говоря.