March 14th, 2009

gagarin

"Война Фойла": Немногие

Как я уже сказал, в первом приближении это максимально антилаковое кино. Помню, в мемуарах английского лейтенанта описывается, как его взвод поднялся в день-D на клиф. В траншеях лежали убитые эсэсовцы, "прекрасные даже в смерти двухметровые красавцы; я подумал - как мы можем их победить? Мои солдаты - эти кривоногие ребята из Йоркшира, в вечно сползающих гетрах, с больными зубами и впалой грудью?"

Такая вот война - война некрасивых людей против Европейского Идеала. Сколько-то близки к этому идеалу только аристократы - и не случайно, что практически каждый второй аристократ в фильме оказывается или шпионом, или нацистом.

Но в этом "очернительском" кино есть одна сцена (2 серия 3 сезона - "Вражеский/враждебный огонь"), которую я с чистым сердцем принял БЫ за невесть как просочившуюся сиропную лакировку действительности - если бы случайно не знал, как оно было в действительности.

В этой серии сын Фойла, летчик-истребитель, окончательно вымотанный непрерывными боями и жестоким ранением друга (очень косвенно по его вине) - уходит в тяжелую депрессию и совершает самоволку. Комэск приходит к Фойлу и просит помочь найти сына и отправить в часть, пока самоволка не стала дезертирством. Это удается сделать, и Фойл младишй предстает перед командиром. Тот объявляет последовательно три известия:

- Я надеюсь, что такое поведение больше не повторится.

- Вам присвоено очередное звание.

- Поскольку вы провели в непрерывных боях 6 месяцев, вы переводитесь на должность инструктора в летную школу.

Между тем это - самая обычная реальность той войны: каждый летчик по завершении т.н. Operational tour в 6 месяцев ОБЯЗАТЕЛЬНО отправлялся на тыловую должность (теоретически насовсем, практически не ранее чем через 6 месяцев он мог попроситься снова на фронт).

Впрочем, среди тех, чей "тур" пришелся на весну 40 - зиму 41, до смены дожили немногие, как и показано в фильме. Я неправильно написал, по-английски с большой буквы - Немногие.