February 26th, 2009

gagarin

Не понимаю (и это, похоже, становится правилом...)

Разные хорошие люди дают ссылку на постинг: http://amoro1959.livejournal.com/168645.html

Что тут сказать? Общий вывод:

Если сейчас поворота курса не произойдет - то все так называемые "модернизационные институты" будут лишь симулировать деятельность, являясь публичным прикрытием для дальнейшего укрепления административно-милитарной руководящей группы. А она, как видно, не понимает, как вообще функционируют более сложные и динамичные общества и никуда дело привести не может, кроме дальнейшего усиления клановости, коррупции, теневой политики.

В каком-то смысле – да - это будет катастрофа, поскольку это будет означать, что постсоветский транзит - закончился по худшему сценарию - и мы к 2050 будем не "Канадой" (с ее проблемами), а "Турцией" (с ее проблемами).


- выглядит привлекательно:-) Но... сильнейшее ощущение, что мы с автором (и, БОЮСЬ, большинством его читателей) говорим на разных языках, и попытка выстраивания параллельных курсов кончится так же плохо, как и в середине этого десятилетия. Collapse )
gagarin

О грехе, власти и боли

Почему я не называю себя агностиком (а называю атеистом, тут же оговариваясь, что это нетрадиционное словоупотребление)? Потому, что у меня есть вполне определенные религиозные убеждения, в некоторые вещи я вполне твердо верю. Попробую их изложить.

Единственным соблазном я признаю власть - неважно, принудительную или добровольно дарованную. Этот соблазн не обязательно, очень часто ведет к греху.

Единственным грехом я признаю причинение боли другому - сознательное или по равнодушию к нему.

Человек, верящий в Бога-Личность, может причинить Богу боль, но только он сам может об этом знать - любое суждение извне тут невозможно. Знания других о взаимоотношениях человека с Богом заведомо недостаточны для суждения об этом.

Попробуем посмотреть с этой точки зрения на две самых распространенных темы "суждения религии о делах человеческих" - на организованное насилие и на секс.

Религия и Церковь, достойные этого названия, никогда не могут "извинять" насилие, потому что, собственно, тут мы имеем дело с эталонным, дистиллированных грехом (другой вопрос - "ненавидьте грех, а не грешника"). Вся историческая практика, противоречащая этому - санкционирование войн, сметрной казни, жестоких наказаний, рабства и крепостничества (как бы оно ни было освящено авторитетом "текстов") - пример извращения церквями своей задачи.

Пристальный интерес религии к сексуальной жизни людей оправдан тем, что это сфера, из которой растет и необычайная власть одного человека над другим, и способность использовать эту власть для причинения боли. Но способ решения этой проблемы, принятый историческими церквями - институализация насилия - по меньшей мере удивителен: объявление допустимыми только "нормативных" сексуальных отношений, максимально приближающих проблематику власти и боли к удобной и привычной проблематике рабства и крепостничества. Понятно, что обосновать такой подход можно только объявив, что остальные отношения "оскорбляют Бога". Порочность такого подхода мы обсудили выше; кроме того, заметим, что остальные виды крепостничества как-то благополучно ушли в прошлое...

Как это ни трудно, но придется привыкать и тут - все, что вызвано желанием причинять боль - порочно, все, что вызнао любовью - нет.

И я рад, что вижу вокруг себя все больше людей, ощущающих мир так же - по обе стороны вероисповедного забора.