taki_net (taki_net) wrote,
taki_net
taki_net

Category:

Социал-либеральная демократия: успех, поражения, надежда

Краткое содержание: формирование современного общества как результат вызнанной демографическими процессами революции на рынке труда. Глобализация как угроза этому типу общества. Почему эта угроза - скорее мнимая.

Текст очень сырой, предназначен для обсуждения и доработки. Желающих поизощряться в "остроумии" прошу не тратить своего и моего времени.

Внимание! В тексте мат использована марксистская парадигма и полемика с нею.

Социал-либеральная демократия: успех, поражения, надежда



Выпьем за успех нашего безнадежного дела!



"Маркс оправдывается, но по Марксу..."



Как известно, "пролетарская революция, о которой так долго и нудно твердили большевики" - не случилась. За исключением стран, в которых пролетариат пришлось искать с помощью микроскопа - от России до Камбоджи, но и так ясно, что это немного не то. Иногда говорят, что это свидетельствует о поражении марксизма. С другой стороны, в странах с "наиболее развитым пролетариатом" (западной половине Европы и, с оговорками, США) произошла вещь удивительная: подавляющее большинство прогнозов марксизма оказалось реализовано, причем зачастую при решающем участии марксистских по происхождению партий, выбравших в начале 20 века путь ревизионизма - отказа от насильственного "свержения капитализма". Сформировался особый общественный строй, характеризующийся в области экономики социал-либерализмом, в политике - либеральной демократией. В этом обществе возможности самореализации человека в значительной, а часто и решающей степени определяются его способностями, а не имущественным положением его семьи, труд по найму перестал быть "императивом для выживания" - все то, ради чего предполагалось организовать "мировой пожар в крови". Что же произошло?

Я предлагаю внимательнее посмотреть на базовый тезис Маркса - тот, из которого следовали все его предсказания. Несколько упрощая, Маркс применил классическую теорию рынка к "продаже труда". У него получились следующие выводы:

(1) поскольку речь не идет о продаже труда особой, редкой квалификации, а об "обычном труде" - цена такого труда, как и любого товара на свободном рынке, стремится понизиться до уровня необходимых издержек воспроизводства;

(2) необходимые издержки воспроизводства данного "товара", естественно, состоят в поддержании организма трудящегося в пригодном для работы состоянии, а также содержания детей до момента, когда они смогут его заменить;

(3) эти издержки мало зависят от количества собственно труда, который предлагает на продажу один человек, однако рыночная цена труда, очевидно, пропорциональна его количеству, поэтому рыночная цена труда имеет тенденцию стремиться к стоимости необходимых издержек, деленной на максимальную допускаемую физиологией (и культурно-правовой ситуацией) продолжительность рабочего дня (отсюда тезис, что человек всегда продает весь труд, на который он способен - всю свою "рабочую силу").

Иными словами, Маркс считал, что ему удалось доказать - в условиях свободной рыночной экономики класс продавцов рабочей силы (пролетариат) обречен законами экономики непрерывно работать за плату, едва достаточную для выживания. Это состояние он образно назвал "капиталистическим рабством". Хотя юридически, а часто и фактически "пролетарий" не зависит от "капиталиста" так, как крепостной от помещика (при наличии спроса на труд он может прекратить продавать свою рабочую силу одному капиталисту и начать продавать ее другому), но "класс пролетариев" в целом зависит от "класса капиталистов": все рабочие работают на своих нанимателей за еду и крышу над головой (ровно это же имели в свое время рабы), отдавая ровно столько же труда, сколько рабы и крепостные - сколько смогут. Выйти из этого состояния (а для этого необходимо приобрести собственность и стать хоть немножко капиталистом) они не могут - ведь они продали свою рабочую силу по цене издержек и не могут производить никаких накоплений (на самом деле, разумеется, некоторые особо выносливые и экономные могут, с другой стороны вниз спускаются разорившиеся мелкие капиталисты, но это не меняет статистически значимого закона).

Отсюда он делал вывод, что подавляющее большинство жителей капиталистического мира глубоко ущемлены и могут улучшить свое положение только путем разрушения "системы" - рыночной экономики и адекватного ей государственного строя, "буржуазной" демократии.

Надо сказать, что вся цепочка рассуждений довольно логична. В нее поверили не только друзья, но и враги марксизма (на принятии этого тезиса основана, например, реакционная концепция пруссачества - недопущения создания полноценнного капитализма, принудительное внедрение элементов социализма сверху, абсолютистски-патерналистским государством). Однако, как мы знаем, все предсказания марксизма блистательно провалились, а его цель - "освобождение трудящихся от капиталистического рабства" - столь же блестяще была достигнута. Что же произошло? Где ошибка в рассуждениях Маркса?

Несомненно, она в тезисе (1). Неверна посылка, и это обесценивает все выводы из нее. Разумеется, в ней сразу было замечено множество "дыр", в частности, необходимые издержки на воспроизводство рабочей силы вовсе не являются константой, а очень сильно зависят от культурных условий (особенно в части расходов на воспитание и образование детей), также "максимальная продолжительность рабочего времени" определяется не только физической выносливостью рабочего, но и, например, жесткостью запрета на работу в воскресенье в данной стране. Однако эти дыры не принципиальны - они не отменяют того, что в обществе имеется нижняя планка уровня жизни, ниже которой "не живут", и верхняя планка продолжительности и интенсивности труда, и рыночные условия продажи рабочей силы заставляют всех рабочих "максимально" трудиться за "минимальную" оплату". Вопрос в том, верен ли именно так скорректированный тезис (1а).

Он неверен, причем ошибка не там, где ее часто ищут. Она - в представлении, что рынок рабочей силы - свободный в расширенном смысле, а именно, цена не просто определяется соотношением спроса и предложения, но и имеется неограниченная возможность роста производства товара (как только цена "ненормально" растет, происходит приток инвестиций, растет производство, цена снижается до уровня "необходимых" издержек). Совершенно очевидно, что это не так - демографическое поведение человека (в данном случае рабочего) практически не зависит от колебаний цены труда, а даже если бы и зависело - слишком долог цикл обратной связи (более 10 лет проходит от рождения ребенка до продажи его рабочей силы). Возможно, Маркс, его союзники и оппоненты понимали это, но сознательно или бессознательно подменили принцип "расширенной свободы рынка" представлением о его неизбежной перенасыщенности предложением рабочей силы. Тому есть несколько причин:

(а) Ликвидация феодальных и общинных пережитков в сельском хозяйстве, исчезновение натурального крестьянского хозяйства, рост товарности сельского хозяйства привел к массовому оттоку лишившихся земли крестьян в города, быстрый рост предложения рабочей силы (преимущественно крайне неквалифицированной).

(б) После долгих колебаний численности населения - установление тренда стабильного и быстрого роста.

(в) Общий мальтузианский фон интерпретации роста населения как неизбежного, экспоненциального и превышающего любые "рукотворные" процессы.

Слово имеет предатель Бернштейн



Однако еще при жизни Маркса буквально все эти причины перестают работать. Процесс "раскрестьянивания" приостанавливается - тому есть важные причины, но для нас это менее важно, чем то, что "деревенский резервуар" в развитых странах практически исчерпан. В течение всего XIX века тенденция роста эффективной рождаемости и падения смертности, связанная с улучшением санитарии, борется со снижением рождаемости из-за роста брачного возраста (первый, полуосознанный, прием планирования семьи). Наконец, в самом конце века происходит взрывной прорыв техник планирования семьи (например, открывается или переоткрывается календарный метод предотвращения зачатия) и соотвествующее изменение массового сознания. Рост населения Франции останавливается, других развитых стран - почти останавливается.

Иными словами, рынок труда становится дефицитным - но в другую сторону. На рынок предлагается все время одинаковое число рабочих рук, но спрос на них растет по мере роста экономики. Если структура факторов производства сохраняется неизменной (т.е. количество труда, приходящегося на единицу товара, прежняя), то любая попытка инвестировать прибыль в производство приводит к необходимости нанять соотвествующее количество рабочих - а они все заняты. Все остальные факторы производства или имеются в избытке, или эластичны по предложению (т.е. могут быть произведены дополнительно без существенного роста цены). Однако рабочая сила оказывается с этого момента дефицитным ресурсом, имеющимся в фиксированном количестве, т.е. его цена (на обычном свободном рынке) растет и абсолютно, и сравнительно с другими факторами производства (иными словами, рабочий может купить на свою зарплату большее количество произведенным им товаров).

Разумеется, возможны технические инновации, уменьшающие участие простого труда в процессе производства (механизация и автоматизация), обучение персонала может поднять производительность труда в несколько раз, но это не отменяет общего принципа, тем более что все больше работников трудятся в торговле и сфере обслуживания, где возможности механизации и автоматизации очень ограничены.

Правда, на индустриальной фазе развития капитализма капиталистов сравнительно мало по сравнению с рабочими, так что между ними возможны картельные соглашения, направленные на сдерживание роста цены труда; государство и общество находятся под их влиянием, так что первоначально процесс развивается довольно медленно (исключение - США, где дефицит рабочей силы был с самого заселения страны и не успела сформироваться традиция "быдло должно знать свое место"). Стало наглядно очевидным, что капитализм, понимаемый как следование интересам капиталистов, и рынок - вещи не только разные, но во многом противоположные.

Социалистические партии, созданные для того, чтобы "повернуть вспять ветер" (разрушить отношения между людьми, диктуемые рынком), вдруг обнаружили, что ветер как раз дует в их паруса. В короткое время те из них, кто принял новые правила игры ("ревизионисты") смогли, в союзе с частью буржуазии, интеллигенции и государственного аппарата, построить новую экономику (рыночную, но антикапиталистическую) и новую демократию (не "буржуазную", а принципиально всеобщую, основанную на компромиссе всех общественных сил - социал-либеральную).

Демократическое государство заняло роль арбитра между двумя картелями - продавцов и покупателей рабочей силы. Картельное соглашение оформляется законом, устанавливает компромисс между монопольным поставщиком трудовых ресурсов, интересами экономики (завышение зарплат может повлечь проигрыш международной конкуренции) и ориентируется на либерально-гуманистические представления о достоинстве личности (имеется в виду тезис, что человек не должен быть средством для внешней цели, отсюда - фиксация требований о продолжительности рабочего дня, минимальном доходе, доступе к образованию, медицине и правосудию независимо от доходов - независимо от текущей рыночной ситуации).

Описанный выше переворот произошел в исторически кратчайшие сроки и создал новую цивилизацию, в чем-то отличающуюся от XIX века не меньше, чем он сам, скажем, от античного Рима. Никогда раньше мир не был так близок к гуманистическому идеалу - люди наконец живут на земле практически отведенный природой срок, выбор жизненного пути сильнее всего зависит от способностей человека, а не от внешних социальных факторов, стали практически невозможны войны между народами, охваченными этим процессом (лозунг "демократии не воюют с демократиями" - неточен, как всякий лозунг, но все же довольно близок к истине).

Стоит отдельно рассмотреть участь стран (преимущественно из числа относительно отсталых, находившихся на ранней индустриальной стадии, сохранявших дефицит спроса, а не предложения рабочей силы), в которых одержали верх ортодоксально-марксистские партии (или реакционеры - госсоциалисты, как в Германии). Особенно интересен пример России. В этой стране "раскрестьянивание" прошло на 50-100 лет позже, чем в Западной Европе, примерно с таким же опозданием прекратился экспоненциальный рост населения. Эту ситуацию (очевидную с 1960-х гг.) страна встретила, имея единый и единственный картель покупателей рабочей силы (юридически даже не картель, а концерн). Это позволило покупателю рабочей силы гораздо эффективнее сопротивляться давлению рынка и удерживать сравнительно низкие цены рабочей силы (доля зарплаты в цене товара в СССР была примерно вдвое ниже, чем в западноевропейских странах, причем речь идет о цифрах, в одном случае больших, а в другом меньших, чем 50%). Парадоксальным образом именно СССР оказался заповедником "антирыночного капитализма". По-видимому, нестерпимое напряжение , вызванное в экономике игрой против законов рынка (важно - именно рынка труда, только на нем советское государство играло против, а не пыталось неуклюже уклоняться от рыночных законов) - и разрушило СССР.

Перед угрозой



Сегодня общепризнано, что социал-либеральная демократия, хотя и остается "стандартом государственного и экономического устройства де-факто", стоит перед явной угрозой.

Демократия все более превращается в манипуляцию. Спрос на рабочую силу в промышленности (не говоря уже о сельском хозяйстве) падает, в основном в связи с перетеканием промышленного производства либо в страны, находящиеся вне круга социал-либеральной демократии (КНР), либо на самой ее периферии (где присутствуют только отдельные разрозненные, в основном "витринные" элементы этого строя).

Единственной не стагнирующей отраслью массовой занятости остается торговля и сфера обслуживания. Принято говорить, что стандарты социальной защиты в этой отрасли гораздо хуже, чем в индустрии, по объективным причинам (нет профсоюзов, выше личная зависимость от работодателя). Как мы теперь понимаем, это все не важно. Если имеется дефицит рабочих рук - наниматель будет вынужден соблюдать стандарты. Найдутся и профсоюзы, организационные трудности не помеха, когда ветер свободного рынка дует в паруса. Значит, и тут - рынок труда уже не дефицитен.

Ларчик открывается достаточно просто - впервые значимым фактором трудового рынка стала иммиграция. Процесс раскрестьянивания сейчас происходит странах, насчитывающих совокупно миллиарды жителей. Одни из них (условно говоря, китайцы) находят работу на предприятиях, которые своей конкуренцией сокращают потребность в индустриальных рабочих на Западе, другие (условно говоря, арабы) напрямую конкурируют с западными людьми в остальных сферах занятости. Мир снова вернулся в старый добрый капитализм - циркуль землемера и миллионы матерей снова работают над тем, чтобы снабдить нанимателя избыточным числом равно малоквалифицированных рабочих рук. Теперь защищать социальные стандарты, уровень жизни рабочих, социальную мобильность - идти против ураганного ветра рынка труда. Под угрозой оказываются сами базовые гуманистические и либеральные ценности - в попытке остановить мгновение путем сдерживания иммиграции демократия идет на введение концепции "нелегальной иммиграции". Более не человек - мера и цель всего, а лишь человек правильной расы или религии (хотя критерии формально другие, но все понимают, что на самом деле имеется в виду, понимают и стыдятся, и этот стыд я считаю спасительным).

Ждать и терпеть



Однако мы уже заметили, что очень скоро за раскрестьяниванием следует рационализация репродуктивного поведения. Собственно, в XVIII-XIX веках этот процесс растянулся во времени из-за плохой технической и информационной обеспеченности - больше так не будет. Люди, включаемые в рациональную экономику в любом качестве - немедленно, в первом же поколении снижают рождаемость до уровня, не обеспечивающего даже простого воспроизводства. Это и не удивительно, поскольку рождение ребенка в семье работающих по найму меняет (уменьшает) ее уровень жизни на десятки процентов, более значимо, чем любые другие стимулы.

Иными словами, через несколько десятилетий (максимум - через полвека) мы вернемся к модели "дефицита рабочей силы", только в глобальном масштабе. Очень важно постараться удержать в западных странах формы социального устройства социал-либеральной демократии, каким бы анахронизмом они не казались. Инерция социальных систем, а также знание, что у пропасти есть другой берег, и он близко - дает надежду на это. Важно не растерять, в угоду сиюминутным выгодам - ценности гуманизма и либерализма, атакуемые сейчас антииммигационным эгоизмом.

Безнадежное дело защищать легче, когда знаешь, что его победа неизбежна.

Разумеется, будующее глобального мира в любом случае не безоблачно. Например, могут ли быть едиными стандарты социальной защищенности, если они, по-видимому, связаны с уровнем жизни, а достижение уровня жизни народа США всеми жителями планеты, по-видимому, невозможно по экологическим соображениям?

Другой перспективной проблемой является, собственно, демографическая ситуация в обществе с рациональным поведением. По-видимому, в достаточной степени рыночном обществе неизбежна рождаемость ниже уровня воспроизводства, что означает вымирание человечества - иммиграции не будет. Решать эту проблему мы предоставим, видимо, уже XXII веку.
Subscribe

  • (no subject)

    На связи Лёва и Маша. Алик умер, о дате похорон сообщим как будет понятно. Комментарии скрываются. Update: 12 января (суббота) состоятся похороны…

  • Город Раума в Финляндии

    Старинный город Раума расположен на побережье Ботнического залива, т.е. на западе Финляндии, в 90 км севернее Турку. Onnibus.fi открыл туда кучу…

  • Питер, немного музеев

    В Русском музее прямо сейчас выставки "Русский экспрессионизм" и "Маркс навсегда". Вот фоточка со второй: Алиса Порет, "Карл Маркс и Генрих Гейне…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments

  • (no subject)

    На связи Лёва и Маша. Алик умер, о дате похорон сообщим как будет понятно. Комментарии скрываются. Update: 12 января (суббота) состоятся похороны…

  • Город Раума в Финляндии

    Старинный город Раума расположен на побережье Ботнического залива, т.е. на западе Финляндии, в 90 км севернее Турку. Onnibus.fi открыл туда кучу…

  • Питер, немного музеев

    В Русском музее прямо сейчас выставки "Русский экспрессионизм" и "Маркс навсегда". Вот фоточка со второй: Алиса Порет, "Карл Маркс и Генрих Гейне…